Назад к списку

 «Пусть лучше на кухне устану я, чем моя любимая женщина»

 

Сергей Горин — о кулинарии, любви и связи того и другого с проблемами психиатрии. 

Сергей Горин — красноярец, живущий в Подмосковье. Врач-психиатр, психотерапевт, политтехнолог, писатель. Его книги «НЛП: техники россыпью», «Предвыборные помои», «Семинар с Сергеем Гориным», «Соблазнение (НЛП без комплексов)» сразу после выхода становились бестселлерами и не раз переиздавались.

 Читателям 1-LINE Сергей Горин, кроме того, известен по нашей «Кулинарной колонке»: в последнее время здесь преимущественно публикуются рецепты участников «Первой взрослой кухни» — виртуального сообщества, созданного Сергеем Гориным. 

А потому сегодня мы беседуем еще об одной книге Горина (последней по счету, или, как он сам говорит, «крайней») — «Психотерапевтическая кулинария». А заодно — о том, почему мужчины готовят лучше, чем дамы, и о тайных свойствах человеческой натуры, о которых могут рассказать кулинарные пристрастия.


РАЗРЫВ ШАБЛОНА 

 — Сергей, с учетом ваших основных профессий вполне объяснимо появление книг об НЛП, выборах и даже об искусстве соблазнения. Но почему вдруг кулинария? 

 — Все просто. Когда человек начинает делать карьеру диабетика (а именно это со мной и произошло в свое время), он сталкивается с тем, что ему нельзя есть то, что едят все нормальные люди. И наоборот: то, что можно ему, здоровые люди ни за что есть не будут. Приходится, во-первых, готовить себе отдельно, а во-вторых, искать точки соприкосновения: пытаться приготовить диетическое блюдо так, чтобы его захотелось попробовать и здоровым людям. Собственно, «Психотерапевтическая кулинария» — это итог моего 15-летнего опыта диетически-диабетической готовки. 

— «Психотерапия» в данном случае состоит в том, чтобы убедить самого себя и окружающих, что подобные блюда можно есть? 

— Я не столько пытался кого-то в чем-то убедить, сколько сравнивал методики приготовления блюд с психотерапевтическими направлениями и школами. Так, часть кулинарных рецептов помещена в раздел «Гештальт-терапия», часть — в «Трудотерапию», есть в книге и главы «НЛП: разрыв шаблона» и «Пикап по-кулинарному»... Мне самому так было проще — совмещать психотерапию, которой владею профессионально, с искусством кулинарии, которым только собирался овладеть. 

— По какому принципу отбирались рецепты для книги? Они все ваши, авторские? 

— Далеко не все: исключительно на авторской кухне невозможно прожить. Но они все адаптированные. Так, у меня в рецептах указывается количество не сахара, а сахарозаменителя; то же и с животными жирами — нахожу им адекватную замену. Или по оригинальной рецептуре блюдо должно получиться острым, а острого нельзя. Поэтому у меня блюда не острые, а пряные. Есть ведь множество пряностей, которые дают аромат очень интересный, сложный, при этом в них нет остроты как таковой. Их можно есть больным гастритом и панкреатитом. 

ТАЙНА ЖЕЛАТИНА

 — Сергей, приходилось слышать, что у людей, выросших в Советском Союзе, напрочь отсутствует вкус к приготовлению хорошей еды: ну вот просто в другой культуре они воспитывались. Согласны? 

— Нет, не согласен. Советская кухня действительно тягу к утонченности отбивала, поскольку это кухня рабочих столовых. Но традиции домашней готовки утрачены не были. Я вот читаю Елену Молоховец — многое из того, о чем она пишет, существовало и в советское время. Ингредиентов тогда не было — это да. Помню, что в советской «Книге о вкусной и здоровой пище» в рецептах были простые, в общем, составляющие, о которых я представления не имел. Например, о том, что такое желатин, я узнал лет в 18, когда мне довелось впервые попробовать желе из концентрата. Дикость, конечно. Но сейчас, когда продуктов с избытком, мы вновь возвращаемся к лучшим традициям домашней готовки. Причем, судя по переизданиям той же Елены Молоховец, многим интересен сам процесс приготовления: скажем, мясо надо длительное время вымачивать в уксусе, долго и нудно варить на пару, потом вручную его разобрать, протереть через сито... Вообще очень интересно подобные вещи читать — успокаивает. 

— А вы сами дома часто готовите что-нибудь эдакое? 

— Каждый день. Сегодня, например, у меня были овощи на гриле по-средиземноморски – порезанные баклажаны, кабачки, помидоры и сладкий перец. К ним делается маринад из оливкового масла с яблочным уксусом, лимонным соком и чесноком. Овощи готовятся при 200 градусах в общей сложности 20 минут — по 10 с каждой стороны (периодически их переворачиваем). Затем помидоры, уже не подвяленные, а грилованные, перетирают или измельчают блендером и добавляют в маринад, тем самым превращая его в соус. И подают. 

— Сколько времени потребовало приготовление этого блюда? 

 — Считаем: 20 минут в духовке, примерно 15 — предварительная подготовка, и минут 10 — приготовление соуса и сервировка. Всего порядка 45 минут.

 — Вы принципиально готовите только дома или все же бываете в кафе и ресторанах? А то у меня, знаете ли, есть знакомые, которые едва ли не брезгуют общепитом, даже фешенебельным. Предпочитают готовить дома, даже если это требует много времени и сил. 

 — Не могу сказать, что я люблю питаться в кафе или ресторанах, но мне приходится это делать. В командировках я бываю часто, а диабетикам надо есть по расписанию... Для удовольствия хожу разве что в рестораны национальной кухни — там есть экзотические блюда, которые мне самому делать лень. 

— А сами вы когда начали готовить — в юности или уже будучи взрослым? 

 — В детстве. Помню, с каким изумлением я готовил карамель — положил в кастрюлю сахар, залил водой и стал ждать, когда все это превратится в конфету... Первый раз получилось хорошо, второй раз не очень — моя карамель задымила всю комнату. Я получил подзатыльник, что любовь к кулинарии нисколько не отбило. У матери были книжки с рецептами — по ним с удовольствием готовил. Но все началось, конечно, не с них. Мать у меня работала на телевизорном заводе, на обед прибегала домой, чтобы что-то приготовить мне и поесть самой. Так вот, я просто хотел ей помочь и что-то сделать к обеду. Ну что я мог этакого сделать? Пожарить яичницу. Потом — пожарить яичницу с колбасой. Или сварить картошку. Когда мне было лет 14, тетка научила меня делать чахохбили из кур. Мне это дело понравилось. Кстати, совсем недавно узнал, что, оказывается, всю жизнь его делал абсолютно правильно... Вскоре это чахохбили превратилось в мою обязанность. Как, почему? Я как-то упустил этот момент... Но если мать покупала курицу (что было редкостью по советским временам), мне немедленно поручали сделать чахохбили, что я с энтузиазмом и делал. Секрет раскрылся, когда мне стукнуло 50: мать призналась мне, что я готовил чахохбили лучше, чем она сама, вот мне и вменили это в обязанность. Ну а готовить ежедневно, как сейчас, я начал в 2001 году, когда у меня проявился наследственный диабет. Конечно, через 10–15 лет погружения в любое занятие каждый человек сможет написать книжку для начинающих. Ну, скажем, о том, как сделать нечто простое и преподнести это изысканно — ну или наоборот... Вот, скажем, блюда китайской кухни выглядят очень простыми, хотя на деле требуют и мастерства, и времени, и особого чутья. А блюда европейские и русские в целом просты, но подать их можно так, что все ахнут. 

БЛЮДО КАК ДИАГНОЗ 

 — Кстати, по поводу кулинарного чутья. Каковы, на ваш взгляд, самые распространенные и самые чудовищные кулинарные ошибки? 

 — Мне внушают ужас рецепты, в которых берется морковь по-корейски и в салате (или сама по себе) смешивается с майонезом. В таких случаях я сразу вспоминаю свою первую профессию психиатра... Еще одна распространенная ошибка — запекание майонеза в духовке с мясом, птицей или рыбой. Какой смысл в том, чтобы сначала сделать продукт, а потом отправить его расслаиваться на составляющие? Впрочем, современные майонезы с их консервантами и эмульгаторами, говорят, даже и не расслаиваются. Не могу судить, поскольку готовлю майонез сам... Магазинные пельмени часто тоже становятся предметом извращений: иногда на кулинарных форумах узнаешь, что их готовят в микроволновке, залив водой... Вообще-то магазинные пельмени есть тоже можно. Если сварить их, к примеру, в бульоне, загущённом плавленным сырком либо гороховой мукой. Не понимаю также смысла публикации сложных рецептов, в которых буквально одним неверным движением все можно свести на нет. Вот просто цель автора этого рецепта мне неясна. 

— Зато в вашей группе в «Фейсбуке» в интересных и в то же время сравнительно простых рецептах нет недостатка. «Первая взрослая кухня» — это своего рода продолжение книги или абсолютно самостоятельный проект?

— Можно сказать, что продолжение книги, хотя я открывал группу не для того, чтобы ее популяризовать. Мне хотелось создать пространство для комфортного общения. В свое время я был завсегдатаем популярного ресурса udaff.com, в том числе и его раздела с кулинарными рецептами. Так вот, выяснилось, что в этом мире довольно много мужчин, которые умеют готовить и которые хорошо рассказывают об этом. В «мужской» кухне, как оказалось, есть и творчество, и красота, она, может быть, и брутальная, и даже грубая, но вполне съедобная. Потом от любимой женщины я неожиданно узнал, что готовящих мужчин — один на миллион. Меня это несколько огорошило, конечно. И группа в «Фейсбуке» изначально создавалась именно для мужчин, которые готовят: из первых десяти ее участников семеро были мужчинами. Сейчас сообщество разрослось до тысячи с лишним человек и, видимо, будет расти дальше, хотя я включаю в него далеко не всех, кто отправляет запрос. Не добавляю в группу конфликтных людей, а также ориентированных на политические темы. В группе нет политики и не будет, это одна из основ. Тем же, кто остался, здесь хорошо и комфортно. Я обрадован, но не удивлен, когда получаю отзывы вроде: «Захожу на страницу группы — и у меня давление нормализуется». У меня, в общем, не было цели создать психотерапевтическую группу, но она получилась таковой. Знаете, есть такая притча про слесаря дядю Васю, которому что ни поручи отремонтировать, у него автомат Калашникова получается. Похоже, Горину что ни поручи, получится терапевтическая группа или пиар-проект. 

— Ну, тогда вопрос к вам как к психиатру. Согласны ли вы с тем, что по тому, как человек ест, какие блюда выбирает, можно сделать далеко идущие выводы о его личности? 

 — Я бы сказал так: поведение человека во время еды — это довольно точное отображение его сексуального поведения. Если человек, сидя за столом, копается, что-то там долго перебирает, отбирает, ест без аппетита — то и в постели с ним делать нечего. А если с аппетитом — нужно посмотреть, как именно он это делает. Вообще типичная мужская манера поглощения еды — это побольше, погорячее и побыстрее. А женская — чтобы были приятное интимное освещение, свечи, идеальная сервировка, чтобы все происходило красиво, неторопливо, под легкую приятную музыку... Если это достаточно общее, стратегическое сравнение вас убедило, то предложил бы на этом остановиться: что касается конкретных предпочтений (кислого, сладкого, острого) – в подобные «молекулы» предпочел бы не влезать. 

— Вы в кулинарии себя считаете профессионалом или любителем? 

— Я любитель, хотя и продвинутый, всегда им был и останусь. Заниматься кулинарией профессионально — этого я просто не выдержу. Я всегда считал, что кулинария — мужское занятие, потому что это чисто физически очень тяжело. Во-первых, готовка — это горячий цех. Стоишь часами у плиты; заодно, чтоб время не тратить, что-нибудь в духовку закидываешь, и отойти невозможно. Далее, в процессе приготовления блюда нужна грубая физическая сила — это разделка, смешивание и т. д. Вспоминаю, у меня был знакомый, ему было лет 45, наверное, так вот, он гордился тем, что за всю свою жизнь еду ни разу не приготовил, даже бутерброда не сделал — такой вот крутой альфа-самец. Для него готовили вначале мама, потом — жена, и для него это было предметом гордости. А для меня предмет гордости — другое. Подумайте: человек, который 3–4 часа провел на кухне, — каким он придет в постель? Он придет туда вымотанным, ему будет не до любовных развлечений. Так пусть лучше этим человеком буду я, а не моя любимая женщина! Пусть она читает книжки, общается в Интернете, пока я готовлю. Но зато она придет в постель полная сил, энергии, веселья и задора. И пусть думает, как меня привести в форму. Да, вот такой у меня подход — мужской, прагматичный. Да, мне это выгодно. Поэтому я и готовлю. А моей женщине какая разница, для чего я это делаю? Она заходит на кухню, чтобы поесть, ну и чтобы вымыть посуду: вот это уже женское дело. Вообще, должен сказать, завершая эту тему, что самая главная приправа к любому блюду — любовь к тому, для кого ты это блюдо делаешь. И если эта приправа есть — блюдо, можно считать, удалось. 

— Сергей, вы планируете дополнить книгу с учетом тех рецептов, которые выкладываются в группе? Или, может быть, новую написать? 

 — Трудно сказать. Сейчас, как пояснил мой издатель, выпускаются и распродаются в основном книги рецептов, изданные «по мотивам» популярных кулинарных шоу. Так есть ли смысл печатать книгу, чтобы затем к себе же в стол положить весь тираж? Ну да время покажет. 

Беседовала Юлия Лобанова

http://1line.info/component/k2/item/43440-kulinaria