Назад к списку

 ПОЧЕМУ ИНТЕРЕСЕН ТРЕНИНГ СЕРГЕЯ ГОРИНА? (Интервью с живым классиком накануне мастер-класса)

Накануне авторского мастер-класса Сергея ГОРИНА "Русскоязычная модель эриксоновского гипноза" (РМЭГ) в Московском Центре НЛП сотрудники Московского Центра НЛП взяли интервью у ведущего – по совместительству, живого классика русскоязычного НЛП.

Вопрос: Сергей, Вы не будете против, если часть вопросов для настоящего интервью мы возьмём из 2004 года? Те, кто пристально следит за Вашим творчеством, смогут сравнить ответы…

Ответ: Пожалуйста, любые вопросы из прошлого. Хоть до нашей эры (смеётся).


Вопрос: Вы не проводили семинары по РМЭГ в течение последних 6 лет. Вы упорно отказывались от любых предложений любых организаций и структур, Вы не хотели даже затрагивать тему своих семинаров. С чем это было связано?

Ответ: Личный фактор. Или человеческий – назовите, как хотите. Не хотел – и не проводил. Наверное, это связано с тем, что я на 3 года в принципе выпадал из жизни. А потом вошло в привычку: пацан сказал – пацан ответил. Я же не Алла Пугачёва, чтобы ежегодно по два раза проводить прощальные гастроли.

Вопрос: А теперь Вы согласились. Почему?

Ответ: Исключительно по многочисленным просьбам. Кто-то уже собирался когда-то на мой тренинг, но не попал – ему обидно, что упустил возможность. Кто-то читал разные мнения об этом тренинге, часто диаметрально противоположные, ему хочется посмотреть самому. Кому-то показалось до странности интригующим сходство аббревиатур РМЭС (русская модель эффективного соблазнения) и РМЭГ – ему хотелось бы сравнить тренеров той и другой дисциплины. Кто-то обнаружил меня в "Википедии", ему тоже стало интересно пообщаться. Однажды человек поинтересовался, жив ли я до сих пор – он думал, что все писатели давно умерли. Это было почти решающим стимулом к тому, чтобы ещё раз провести семинар по РМЭГ.

Вопрос: Грядущий семинар будет чем-то отличаться от Ваших хрестоматийных тренингов по РМЭГ? Что изменилось в подаче материала? Или, проще говоря, что там будет и чего не будет?

Ответ: Отличия будут, конечно. Нынешний тренинг будет несколько… более экономным, что ли. И за счёт того, что систематика семинара стала чётче, и за счёт того, что все мы, увы, не молодеем с годами… Честно признаюсь, что если кому-то интересен именно Сергей Горин на высоте его гипнотической формы, то такового имело смысл наблюдать в 1994-97 годах. Это тогда означенный Горин свободно и непринуждённо показывал, как можно заплатить сто рублей и получить сдачу как с тысячи. Это тогда он столь же легко и нахально демонстрировал, как довести женщину до оргазма, всего лишь прикоснувшись к её ладони. Кстати, позже я видел ролики такого рода на интернет-ресурсе YouTube, там доведение до оргазма через прикосновение к руке подавалось исключительно как постгипнотический феномен. И я вспоминаю, что сам-то, по простоте душевной, демонстрировал подобные вещи без наведения транса. И сейчас я тоже не разучился делать всё это, просто стало неинтересно. С возрастом гипнотические фокусы меня уже не забавляют, хочется чего-то более серьёзного. Обмануть кассира в магазине или соблазнить женщину, используя гипнотические шаблоны – это задачи для начинающих. Вы попробуйте убедить население целой области проголосовать за определённую партию или кандидата – вот это фокус! Так что на семинаре будет много говориться о структуре речи, позволяющей отдавать внушения без формальных гипнотических процедур. Хотя гипнотические шаблоны тоже будут, разумеется, и в большом количестве – куда без них на семинаре по гипнозу!

Вопрос: Нас часто спрашивают, насколько уместно в принципе говорить о двух моделях эриксоновского гипноза – англоязычной и русскоязычной? Не спекулирует ли ведущий семинара на квасном патриотизме?

Ответ: Структура языка напрямую связана с речевыми манипуляциями (в том числе, гипнотическими), производимыми при помощи этого языка. Логично? Логично! Значит, сколько существует языков, столько существует и моделей скрытого гипноза. Так? Так!Мне приходилось слышать мнение, что говорить о русскоязычной модели эриксоновского гипноза и НЛП – примерно то же самое, что говорить о русскоязычной модели психоанализа З. Фрейда или транзактного анализа Э. Бёрна. Я с этим не согласен, и вот почему. В большинстве направлений психологии и психотерапии на первый план выносят идеологию – то, во что надо поверить (принять за аксиому). У Фрейда надо поверить в комплексы, цензуру сознания, эго, суперэго и т.д. Бёрн требует поверить в три части личности: взрослого, родителя, ребёнка. И совершенно неважно, на каком языке вы в это поверите. А вот НЛП и эриксоновский гипноз (далее – ЭГ) на первый план выносят методологию – то, как надо делать, некоторые алгоритмы воздействия. И эта методология напрямую связана со структурой языка, с грамматикой, с игрой слов; и в самих алгоритмах воздействия тоже заложена структура языка, никуда мы от этого не денемся. Поэтому, вольно или невольно, практическое применение НЛП и ЭГ всегда будет хоть сколько-то разным в отличающейся (от англоязычной) языковой среде. Описание конкретной разницы в разноязычных моделях действительно отняло бы много времени и\или заняло бы большой текстовый объём, но в нынешнем семинаре я планирую дать небольшой факультативный блок сугубо филологических познаний о русском языке, чего раньше не делал.

Вопрос: РМЭГ позиционируется в литературе как авторская модель ЭГ. Как Вы можете описать авторские моменты подхода к гипнозу?

Ответ: Повторю свой давний ответ. Я бы не употреблял здесь множественное число (моменты). Авторским моментом была ставшая успешной попытка подойти к ЭГ так, будто он создан и описан русскоязычным автором. Из этого произошла книга "А вы пробовали гипноз?", прочие книги (их уже 9 и пишется 10-я), равно как и авторские семинары по ЭГ, и успешная практика в политтехнологиях.

Вопрос: Какими новыми технологиями Вы занимались в последние годы? Есть ли что-то такое, чем Вы по-настоящему гордитесь: "Это – моё?"

Ответ: Это были, в основном, технологии влияния на сознание масс. Было опубликовано (на бумаге, в ведомственных сборниках, поэтому ссылки на Интернет не будет) две объёмных работы: о схеме воздействия в религиозных сектах и о поведении личности в Интернете. Но это, скорее, работы по социальной психологии – или политической психологии. Если интересует мой вклад в развитие некоего "хрестоматийного" или ортодоксального, классического НЛП, то я вывел принцип "мета-сообщение важнее сообщения", исследовал и доказал эффективность его применения (этот принцип описан в моей книге "Предвыборные помои").Что ещё… Стихи писал. Не все можно публиковать по цензурным соображениям, но это – тоже моё, я этим горжусь. О чём пишу? О любви и взаимоотношениях полов. Вот это можно обнародовать:

Весеннее садово-огородное

Весна! Весёлый свет в зените!

А Вы, соседка, женский пол,

У грядки трепетно стоите

В позиции "мама моет пол".

Съедаю с творогом ватрушку

И взгляд становится добрей:

Эх, в Вашу влажную петрушку

Да мой бы толстый сельдерей…

Вопрос: На опубликование каких ещё новых работ Сергея Горина можно надеяться?)))

Ответ: Недавно наконец-то вышла моя книга "Предвыборные помои". Она есть на "Озоне", есть в Московском доме книги на Тверской, и, конечно, в Московском Центре НЛП. Книга создавалась долго, начало ей было положено ещё в 1994 году… Но то, что в итоге получилось, мне нравится – нормальный учебник по пропаганде и контрпропаганде с точки зрения НЛП. Буквально на днях должен решиться вопрос об издании следующей книги, посвящённой имиджелогии и мифологии личности. Рабочее название – "НЛП-тренер: брэнд, миф, ритуалы". Да, это достаточно узкоспециальная работа, она, в отличие от предыдущей, скорее всего, останется малотиражной. И потихоньку идёт работа над книгой "Психотерапевтическая кулинария" – это уже совсем популярная работа, к НЛП она отношения не имеет.

Вопрос: Снова вопрос о предстоящем семинаре. Он навеян Вашим суждением о том, что нынешний семинар будет более экономным. Если сравнить семинары и мастер-классы Сергея Горина сейчас и 10 лет назад, то что поменялось? Или ничего нового не появилось, только исчезло что-то из того, что ранее было?

Ответ: Я и раньше отвечал, и сейчас отвечу, что такого рода вопросы призваны поставить человека в положение Жанны Д’Арк на суде инквизиции. Её там спросили, была ли с ней в её ратных подвигах благодать Господня… Коль ответит "да", то можно обвинить в гордыне; а "нет" - в сношениях с дьяволом. Так вот, Жанна ответила: "Если со мной была благодать, то я благодарна Господу за это, а если нет, то молю Господа о даровании благодати". И на этот вопрос мне тоже придётся ответить двояко. Если мои нынешние семинары и мастер-классы стали бы хуже по сравнению с прошлыми временами, то меня никто не спрашивал бы, когда и где будет следующий. Если бы они стали безусловно лучше, их не критиковали бы – пусть даже в Интернете, анонимно и, следовательно, по большей части бездоказательно… С моей точки зрения, поменялось очень немногое – появились новые примеры применения техник, в чём-то изменилась методика подачи материала. Полагаю, что этот вопрос имеет смысл задавать не мне, а участникам прошлых семинаров и мастер-классов. Эти люди имеют весьма разнообразные мнения, и это – их собственная объективная реальность, данная им в ощущениях. А уж разделять эту реальность или не разделять – ваш выбор.

Вопрос: Что Вы могли бы порекомендовать людям, заинтересованным в саморазвитии в области психотехник?

Ответ: Во-первых, учиться, учиться и учиться. Во-вторых, найти тех, кому будет интересен (в финансовом смысле) результат их обучения, поскольку идеи, с моей точки зрения, должны быть самоокупаемыми. В-третьих, работать, работать и работать. Тогда можно будет достичь идеала: учиться за счёт клиента. Вообще-то, мы привыкли в обыденной жизни много говорить об отношении к деньгам свысока, даже о презрении к деньгам, но другого, столь же универсального, критерия личной эффективности люди пока не придумали. Поэтому, если я слышу от собеседника, что деньги ему не интересны, я сразу смотрю внимательнее: не разговариваю ли я с Джорджем Соросом? Если да, то я точно смогу поверить, что деньги ему не интересны: он их умеет делать и сделал уже много, могло и надоесть…

Вопрос: Из прошлого вопрос: почему Горин занимается НЛП? Причина тому – деньги?

Ответ: Какие такие деньги? Я с ними и обращаться-то не умею! Я, как и все НЛПеры, убеждённый бессребреник, вся моя диета – нектар, амброзия и фотосинтез! А если серьёзно, то мне это интересно – вот так вот просто и незатейливо. До сих пор интересно. Когда я начинал свои занятия НЛП, я был психиатром, психотерапевтом, и для меня это было одним из новых направлений работы, позволявшим расширить собственный терапевтический арсенал. Финансового интереса не было и в принципе быть не могло, ибо в то время была советская власть, никакой платной медицинской помощи не существовало даже в проекте. Хотя позже в моих занятиях НЛП (уже в контексте выборных технологий) появилась ощутимая финансовая составляющая, тогда, в конце 80-х, был практически у всех НЛПеров (они назывались НЛПистами) один только щенячий восторг, комсомольский задор и неиссякаемый энтузиазм. Мы прочитывали в книгах по НЛП больше, чем там было написано.

Вопрос: Сколько стоит Ваша работа в проектах? По каким темам Вы ведёте проекты?

Ответ: Такие вещи следует обсуждать лично. Привожу электронный адрес, который мне доступен из почти любой точки мира: sergeigorin@yandex.ru. С искренним уважением – Сергей Горин.

Московский Центр НЛП. 2012-й год